Носков, Виталий Николаевич. Носков виталий


Носков, Виталий Николаевич — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Носков.

Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа 1950, Курган) — русский писатель и журналист-военный корреспондент. Секретарь правления Союза писателей России. Живёт в Москве с 1976 года.

Биография

  • В 1968 году окончил курганскую среднюю школу №30. Учился в Курганском педагогическом институте, был тренером по самбо, участвовал в археологических экспедициях, где сильно простудился, после чего взял академический отпуск, а позже совсем оставил учебу.
  • С 1971 года работал младшим литературным сотрудником в Курганской областной газете «Молодой ленинец», затем — литературным консультантом в Курганской областной писательской организации, Проработав некоторое время корреспондентом в газете, он уехал в столицу, где поступил в институт имени Горького.
  • В 1981 году закончил Литературный институт им. А. М. Горького, отделение прозы (семинар М. П. Лобанова).
  • Работал в фирме «Феникс». Активно участвовал в возрождении Далматовского Успенского монастыря.
  • В 1991 году принят в Союз писателей России.
  • С 1993 по 1999 год обозреватель газеты МВД РФ «Щит и меч», с 2000 года - обозреватель журнала «Милиция» МВД России. Находился в длительных командировках в Чечне и Дагестане. Участвовал в спецоперациях в составе СОБР — Кизляр-Первомайское, мартовские бои в Грозном 1996-го года, операции по освобождению военнопленных[1].

Произведения

Автор книг:

  • «Дорога домой»;
  • «Теплое крыльцо»;
  • «Любите нас, пока мы живы» (по этой книге создан документальный фильм «Миротворцы);
  • «Книга Памяти о собровцах, погибших при исполнении служебного долга»;
  • «Рассказы о чеченской войне»;
  • «Спецназ: Любите нас, пока мы живы».

Консультант документального фильма «Живи и веруй».

Награды

  • Орден Мужества (1996)
  • СОБРовский крест «За заслуги»
  • Терский казачий крест имени генерала Ермолова
  • медаль «Участник боевых действий на Кавказе»
  • медаль ВДВ «За службу на Северном Кавказе».

Премии

  • Лауреат премии Союза журналистов России и ВООПиК России (1993)
  • Лауреат Всероссийского конкурса на военно-патриотическую тему Росвоенцентра при Правительстве РФ (1998)
  • Дважды лауреат премии МВД России за лучшее произведение литературы и искусства (1999, 2003)
  • Лауреат Всероссийского конкурса «Новая книга России — 2001» в номинации «Публицистика» Союза писателей России, Литературного фонда России (2001)
  • Лауреат всероссийской литературной премии «Сталинград» Союза писателей России, Администрации Волгоградской области (2001)
  • Лауреат премии в области литературы Администрации Курганской области (2002)
  • Документальный фильм кинорежиссёра Сергея Роженцева «Миротворцы», созданный по книге Виталия Носкова «Любите нас, пока мы живы», был удостоен Гран-при на ХI Международном кинофестивале славянских, православных народов «Золотой Витязь».

Семья

  • Отец Николай Носков — железнодорожник
  • Мать Нина Николаевна
  • Жена Елена Николаевна — издатель, писатель
  • Сын Николай

Библиография

  • Носков В. Дорога домой. Книжное приложение к журналу «Молодая гвардия». — М. 1985 г.
  • Носков (Трубин) В. Теплое крыльцо. — Челябинск: Юж.-Урал. Кн. Изд-во, 1987.
  • Носков В. Любите нас, пока мы живы (Очерки). — Новосибирск: ООО «Рекламно-издательская фирма — Новосибирск», 2001.
  • Носков В. Спецназ: Любите нас, пока мы живы: Боевые действия в Чечне и Дагестане в очерках и рассказах. — «АСТ, Астрель-СПб», 2007.

Напишите отзыв о статье "Носков, Виталий Николаевич"

Примечания

  1. ↑ [www.tumentoday.ru/2009/12/16/%c2%ab%d0%b2%d0%be%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%b0%d1%8f-%d0%bf%d1%80%d0%be%d0%b7%d0%b0-%d0%b1%d1%83%d0%b4%d0%b5%d1%82-%d0%b6%d0%b8%d1%82%d1%8c-%d0%b2%d0%b5%d1%87%d0%bd%d0%be%c2%bb/ «Военная проза будет жить вечно» « Тюменская область сегодня]

Отрывок, характеризующий Носков, Виталий Николаевич

– Поди, выбери Денисова. Вот танцует! Чудо! – сказал он. Когда пришел опять черед Наташе, она встала и быстро перебирая своими с бантиками башмачками, робея, одна пробежала через залу к углу, где сидел Денисов. Она видела, что все смотрят на нее и ждут. Николай видел, что Денисов и Наташа улыбаясь спорили, и что Денисов отказывался, но радостно улыбался. Он подбежал. – Пожалуйста, Василий Дмитрич, – говорила Наташа, – пойдемте, пожалуйста. – Да, что, увольте, г'афиня, – говорил Денисов. – Ну, полно, Вася, – сказал Николай. – Точно кота Ваську угова'ивают, – шутя сказал Денисов. – Целый вечер вам буду петь, – сказала Наташа. – Волшебница всё со мной сделает! – сказал Денисов и отстегнул саблю. Он вышел из за стульев, крепко взял за руку свою даму, приподнял голову и отставил ногу, ожидая такта. Только на коне и в мазурке не видно было маленького роста Денисова, и он представлялся тем самым молодцом, каким он сам себя чувствовал. Выждав такт, он с боку, победоносно и шутливо, взглянул на свою даму, неожиданно пристукнул одной ногой и, как мячик, упруго отскочил от пола и полетел вдоль по кругу, увлекая за собой свою даму. Он не слышно летел половину залы на одной ноге, и, казалось, не видел стоявших перед ним стульев и прямо несся на них; но вдруг, прищелкнув шпорами и расставив ноги, останавливался на каблуках, стоял так секунду, с грохотом шпор стучал на одном месте ногами, быстро вертелся и, левой ногой подщелкивая правую, опять летел по кругу. Наташа угадывала то, что он намерен был сделать, и, сама не зная как, следила за ним – отдаваясь ему. То он кружил ее, то на правой, то на левой руке, то падая на колена, обводил ее вокруг себя, и опять вскакивал и пускался вперед с такой стремительностью, как будто он намерен был, не переводя духа, перебежать через все комнаты; то вдруг опять останавливался и делал опять новое и неожиданное колено. Когда он, бойко закружив даму перед ее местом, щелкнул шпорой, кланяясь перед ней, Наташа даже не присела ему. Она с недоуменьем уставила на него глаза, улыбаясь, как будто не узнавая его. – Что ж это такое? – проговорила она. Несмотря на то, что Иогель не признавал эту мазурку настоящей, все были восхищены мастерством Денисова, беспрестанно стали выбирать его, и старики, улыбаясь, стали разговаривать про Польшу и про доброе старое время. Денисов, раскрасневшись от мазурки и отираясь платком, подсел к Наташе и весь бал не отходил от нее.

Два дня после этого, Ростов не видал Долохова у своих и не заставал его дома; на третий день он получил от него записку. «Так как я в доме у вас бывать более не намерен по известным тебе причинам и еду в армию, то нынче вечером я даю моим приятелям прощальную пирушку – приезжай в английскую гостинницу». Ростов в 10 м часу, из театра, где он был вместе с своими и Денисовым, приехал в назначенный день в английскую гостинницу. Его тотчас же провели в лучшее помещение гостинницы, занятое на эту ночь Долоховым. Человек двадцать толпилось около стола, перед которым между двумя свечами сидел Долохов. На столе лежало золото и ассигнации, и Долохов метал банк. После предложения и отказа Сони, Николай еще не видался с ним и испытывал замешательство при мысли о том, как они свидятся. Светлый холодный взгляд Долохова встретил Ростова еще у двери, как будто он давно ждал его. – Давно не видались, – сказал он, – спасибо, что приехал. Вот только домечу, и явится Илюшка с хором. – Я к тебе заезжал, – сказал Ростов, краснея. Долохов не отвечал ему. – Можешь поставить, – сказал он. Ростов вспомнил в эту минуту странный разговор, который он имел раз с Долоховым. – «Играть на счастие могут только дураки», сказал тогда Долохов. – Или ты боишься со мной играть? – сказал теперь Долохов, как будто угадав мысль Ростова, и улыбнулся. Из за улыбки его Ростов увидал в нем то настроение духа, которое было у него во время обеда в клубе и вообще в те времена, когда, как бы соскучившись ежедневной жизнью, Долохов чувствовал необходимость каким нибудь странным, большей частью жестоким, поступком выходить из нее. Ростову стало неловко; он искал и не находил в уме своем шутки, которая ответила бы на слова Долохова. Но прежде, чем он успел это сделать, Долохов, глядя прямо в лицо Ростову, медленно и с расстановкой, так, что все могли слышать, сказал ему:

wiki-org.ru

Носков, Виталий - это... Что такое Носков, Виталий?

 Носков, Виталий

Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа 1950, Курган) — русский писатель и журналист.

Биография

Закончил Литературный институт им. А. М. Горького, отделение прозы (семинар М. П. Лобанова). С 1995 по 2000 год в качестве обозревателя газеты МВД РФ «Щит и меч» находился в длительных командировках в Чечне и Дагестане. Участвовал в спецоперациях в составе СОБР — Кизляр-Первомайское, мартовские бои в Грозном 1996-го года, операции по освобождению военнопленных.

Произведения

Автор книг:

  • «Дорога домой»;
  • «Теплое крыльцо»;
  • «Любите нас, пока мы живы»;
  • «Книга Памяти о собровцах, погибших при исполнении служебного долга»;
  • «Рассказы о чеченской войне»;
  • «Спецназ: Любите нас, пока мы живы».

Соавтор документального фильма «Миротворцы», консультант документального фильма «Живи и веруй».

Премии

Лауреат всероссийской литературной премии «Сталинград», дважды лауреат премии МВД России в области литературы. Секретарь правления Союза писателей России.

Награждён орденом Мужества и орденом Ермолова.

Живёт в Москве.

Библиография

  • Носков В. Дорога домой. Книжное приложение к журналу «Молодая гвардия». — М. 1985 г.
  • Носков (Трубин) В. Теплое крыльцо. — Челябинск: Юж.-Урал. Кн. Изд-во, 1987.
  • Носков В. Любите нас, пока мы живы (Очерки). — Новосибирск: ООО «Рекламно-издательская фирма — Новосибирск», 2001.
  • Носков В. Спецназ: Любите нас, пока мы живы: Боевые действия в Чечне и Дагестане в очерках и рассказах. — «АСТ, Астрель-СПб», 2007.

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Носков, Алексей
  • Носков, Илья

Смотреть что такое "Носков, Виталий" в других словарях:

  • Носков Виталий — Виталий Николаевич Носков Дата рождения: 1 августа 1950(19500801) Место рождения: Курган Род деятельности: писатель, журналист Награды Орден Мужества, Орден Ермолова Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа …   Википедия

  • Носков, Виталий Николаевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Носков. Виталий Николаевич Носков Дата рождения: 1 августа 1950(1950 08 01) (62 года) Место рождения: Курган, Курганская область, РСФСР, СССР …   Википедия

  • Носков Виталий Николаевич — Виталий Николаевич Носков Дата рождения: 1 августа 1950(19500801) Место рождения: Курган Род деятельности: писатель, журналист Награды Орден Мужества, Орден Ермолова Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа …   Википедия

  • Носков — Носков  русская фамилия. Происхождение фамилии от свойства её носителя  выдающегося носа (величиной или формой)[1] . Известные носители: Носков, Александр Алексеевич (1898 1960)  советский генерал майор. Носков, Александр Сергеевич …   Википедия

  • Виталий Николаевич Носков — Дата рождения: 1 августа 1950(19500801) Место рождения: Курган Род деятельности: писатель, журналист Награды Орден Мужества, Орден Ермолова Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа …   Википедия

  • Виталий Носков — Виталий Николаевич Носков Дата рождения: 1 августа 1950(19500801) Место рождения: Курган Род деятельности: писатель, журналист Награды Орден Мужества, Орден Ермолова Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа …   Википедия

  • Носков, Илья Анатольевич — Илья Носков …   Википедия

  • Костарев, Виталий Петрович —  Виталий Петрович Костарев Позиция …   Википедия

  • Кузьмин Виталий Юрьевич — Эта статья предлагается к удалению. Пояснение причин и соответствующее обсуждение вы можете найти на странице Википедия:К удалению/17 октября 2012. Пока процесс обсужден …   Википедия

  • Корсаков (город) — У этого термина существуют и другие значения, см. Корсаков. Город Корсаков …   Википедия

dic.academic.ru

Носков Виталий Николаевич - это... Что такое Носков Виталий Николаевич?

 Носков Виталий Николаевич

Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа 1950, Курган) — русский писатель и журналист.

Биография

Закончил Литературный институт им. А. М. Горького, отделение прозы (семинар М. П. Лобанова). С 1995 по 2000 год в качестве обозревателя газеты МВД РФ «Щит и меч» находился в длительных командировках в Чечне и Дагестане. Участвовал в спецоперациях в составе СОБР — Кизляр-Первомайское, мартовские бои в Грозном 1996-го года, операции по освобождению военнопленных.

Произведения

Автор книг:

  • «Дорога домой»;
  • «Теплое крыльцо»;
  • «Любите нас, пока мы живы»;
  • «Книга Памяти о собровцах, погибших при исполнении служебного долга»;
  • «Рассказы о чеченской войне»;
  • «Спецназ: Любите нас, пока мы живы».

Соавтор документального фильма «Миротворцы», консультант документального фильма «Живи и веруй».

Премии

Лауреат всероссийской литературной премии «Сталинград», дважды лауреат премии МВД России в области литературы. Секретарь правления Союза писателей России.

Награждён орденом Мужества и орденом Ермолова.

Живёт в Москве.

Библиография

  • Носков В. Дорога домой. Книжное приложение к журналу «Молодая гвардия». — М. 1985 г.
  • Носков (Трубин) В. Теплое крыльцо. — Челябинск: Юж.-Урал. Кн. Изд-во, 1987.
  • Носков В. Любите нас, пока мы живы (Очерки). — Новосибирск: ООО «Рекламно-издательская фирма — Новосибирск», 2001.
  • Носков В. Спецназ: Любите нас, пока мы живы: Боевые действия в Чечне и Дагестане в очерках и рассказах. — «АСТ, Астрель-СПб», 2007.

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Носков Виталий
  • Носков И.

Смотреть что такое "Носков Виталий Николаевич" в других словарях:

  • Носков, Виталий Николаевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Носков. Виталий Николаевич Носков Дата рождения: 1 августа 1950(1950 08 01) (62 года) Место рождения: Курган, Курганская область, РСФСР, СССР …   Википедия

  • Виталий Николаевич Носков — Дата рождения: 1 августа 1950(19500801) Место рождения: Курган Род деятельности: писатель, журналист Награды Орден Мужества, Орден Ермолова Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа …   Википедия

  • Носков, Виталий — Виталий Николаевич Носков Дата рождения: 1 августа 1950(19500801) Место рождения: Курган Род деятельности: писатель, журналист Награды Орден Мужества, Орден Ермолова Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа …   Википедия

  • Носков Виталий — Виталий Николаевич Носков Дата рождения: 1 августа 1950(19500801) Место рождения: Курган Род деятельности: писатель, журналист Награды Орден Мужества, Орден Ермолова Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа …   Википедия

  • Носков — Носков  русская фамилия. Происхождение фамилии от свойства её носителя  выдающегося носа (величиной или формой)[1] . Известные носители: Носков, Александр Алексеевич (1898 1960)  советский генерал майор. Носков, Александр Сергеевич …   Википедия

  • Виталий Носков — Виталий Николаевич Носков Дата рождения: 1 августа 1950(19500801) Место рождения: Курган Род деятельности: писатель, журналист Награды Орден Мужества, Орден Ермолова Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа …   Википедия

  • Львов, Александр Николаевич — Александр Львов Основная информация Полное имя Александр Николаевич Львов Дата рождения 10 ноября 1957 …   Википедия

  • Попихин, Евгений Николаевич —  Евгений Попихин Позиция …   Википедия

  • Курганская областная писательская организация — ОО «Курганская областная писательская организация» Тип Общественная организация Год основания 1965 Ключевые фигуры Филимонов, Владимир Иванович Число членов 29 (2010 г.) …   Википедия

  • Лауреаты Государственной премии СССР в области науки и техники (1967—1979) — Список лауреатов Содержание 1 1967 2 1968 3 1969 4 1970 5 1971 6 …   Википедия

dic.academic.ru

Виталий Носков: «Жизнь писателя - работа артиллерийского корректировщика»

Сегодня на вопросы традиционной в Год литературы анкеты «КиК» отвечает секретарь Союза писателей РФ, кавалер ордена Мужества Виталий Николаевич Носков

- Скоро Курганской организации Союза писателей России исполняется 50 лет. В каком направлении, по вашему мнению, будет она развиваться дальше?

- Курганская писательская организация будет мучительно выживать. Труд писателя в России практически обесценен. Отсутствие в государстве идеологии выкинуло российского писателя на обочину жизни. В провинции особенно - здесь нет литературных гонораров, здесь пишущий человек может заработать только на каком-то другом поприще. Поэтому вопрос о развитии писательской организации, когда у нее нет никаких доходов и финансовых перспектив, из разряда трагических. Что же касается направления, то оно, как и 50 лет назад, останется прежним - это бескорыстное служение русскому слову, Отечеству, любовь к человеку, посильное, в рамках таланта и способностей, осмысление действительности.

- Как поднять роль писателя в обществе и значение художественного слова?

- Не будем забывать слова Н. Г. Чернышевского, что писатель «изучает действительность, отображает действительность и выносит приговор действительности».

Писатель обязан делать правду, и это заставляет государство относиться к нему с настороженностью. «Приговор действительности» - вот камень преткновения в отношениях писателя и власти. Нельзя видеть в авторе только спецпропагандиста, лакировщика действительности.

Писатель не имеет права жить по принципу «чего изволите?» Только в этом случае у него появится достойный читатель. Другими словами, в писателе будет остро нуждаться государство, обладающее созидательной идеологией. То, что Россия на пороге ее принятия, становится ясно, когда вспоминаешь, что на Родину возвращены останки великого философа‑государственника Ивана Ильина.

Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин ведет страну, как сапер...

А пока в сегодняшних нелегких условиях, как в коммерции, государству нужны сиюмгновенные отклики на события, нужны боксеры-тележурналисты, а не астрономы-писатели.

Роль писателя в обществе и значение художественного слова возвысятся, когда в России исчезнет порочное идеологическое многообразие. Не надо быть большого ума, чтобы понять басню Ивана Крылова «Лебедь, рак и щука», - это наше спасительное лекарство на все времена.

- Должно ли государство оказывать поддержку Союзу писателей, и если да, то какую?

- В первую очередь государство на законодательном уровне должно решить, что такое писательство: профессия ли это, а может, индивидуальная предпринимательская деятельность или реализация природных задатков в свободное от работы время - иными словами, хобби?

Лучше других значение литературного творчества понимает Рамзан Кадыров, Президент Чеченской Республики. Союзу писателей Чечни, отделению СП России, он выстроил новое здание, каждый член Союза писателей получает ежемесячную творческую стипендию в размере 15000 рублей. Рамзан Кадыров все силы бросил на выздоровление республики от войны.

Чеченцы - умный, продвинутый народ. У меня на памяти выступление Басаева перед первым штурмом Грозного на их телевидении, где этот негодяй сказал: «Если в боевых порядках вы увидите человека с блокнотом или телекамерой, знайте, что его джихад важнее вашего в два раза: из автомата вы убьете одного, а книги и статьи писателя опрокинут души десятков врагов»...

Я снова возвращаюсь к тому, что России вредно идеологическое многообразие. Это ослабляет нас. У российской художественной литературы сегодня один союзник - православная церковь. Никогда не забуду, что Патриарх Алексий II после встречи с литературным активом Союза писателей России с радостью констатировал, что, несмотря на все трудности, писатели и поэты не снизили требовательности к себе, сохранили нравственный потенциал и в полной мере осознают ответственность перед обществом.

Огромной созидательной помощью Союзу писателей России будут восстановление государственных издательств, принятие Закона о творческих союзах, который утвердит социальный статус писателей...

- Как вы оцениваете уровень издательской политики в Курганской области?

- О какой издательской политике может идти речь, когда в стране ее нет. Что касается Курганской области, то тиражи общественно значимой литературы - 250 500 экземпляров - это героические попытки власти сохранить хоть какие-то признаки издательского дела.

Зауральский литературный процесс регионально замкнут. Литературовед Владимир Олейник активно публикуется на сайте «Окопка», но книгу его статей о современных военных писателях России никогда не издадут в Кургане, потому что территориально герои его исследований не живут в Зауралье. Страна большая, но ее гуманитарные интересы регионально замкнуты. И все это от бедности задач, которые власть ставит перед литературой.

ИГИЛ воюет во имя создания Всемирного халифата. Ту же цель на Северном Кавказе ставили перед собой Хаттаб и Басаев. Северо-кавказское бандподполье еще не разгромлено, а уже раздаются голоса, что войну в Чечне надо забыть. Дескать, не будем будоражить. И это когда пришло время глобального творческого осмысления гражданских войн на юге России. От новых проблем, которых добавляет ИГИЛ, за Уральскими горами не отсидишься. На них надо будет адекватно реагировать, в том числе писательским словом.

- Какие именно книги зауральских авторов произвели на вас наибольшее впечатление?

- Самое значительное событие последних лет - выход из печати двухтомной антологии, посвященной истории Курганской областной писательской организации. С дотошностью археографа автор двухтомника, Владимир Иванович Филимонов, собрал интересную информацию о творческих судьбах наших писателей и поэтов. Эта работа заслуживает всяческого уважения и признательности и станет большим подспорьем для будущих исследователей литературного процесса в Зауралье.

Из моих впечатлений 2014 года - стихи шадринца Сергея Перунова. Было радостно осознать, что в Курганской области живет и работает очень талантливый поэт. В Зауралье появилось и новое имя - Сергей Леончук. Это одаренный прозаик, врач с огромным опытом и творческим потенциалом. С большим интересом ожидаю его первую книгу.

Жизнь современного писателя напоминает мне работу артиллерийского корректировщика, обязанность которого - находиться под огнем впереди боевых порядков, лучше других видеть цель, искать ее и, отражая нападение, побеждать!

http://kikonline.ru/?newspaper_post=%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B9-%D0%BD%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D1%8C-%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D0%B1

ruskline.ru

БИС г. Кургана

Виталий Носков. «Любите нас, пока мы живы». Очерки. Издательский Дом «РИФ-плюс». Новосибирск, 2000

О нынешних «чеченских» войнах, официально упорно таковыми не признававшимися, в различных СМИ рассказывалось немало разного и противоречивого. И сегодня редко какой выпуск новостей обходится без сообщений и репортажей «оттуда». Но из всей этой громадной массы информации, в которой достаточно и досужих вымыслов, и скоропалительных суждений, а то и откровенной дезинформации, трудно, а подчас и невозможно составить правдивую и цельную картину того, что происходит на самом деле в Чечне. Почему, скажем, крохотная Ичкерия, частичка СССР, стала заклятым врагом России, и отчего гигантская страна никак не может уже несколько лет сладить с одной из самых захудалых своих провинций.

На эти и некоторые другие больные вопросы, касающиеся чеченского узла проблем, и попытался ответить писатель В. Носков. Его книга «Любите нас, пока мы живы» — не результат кабинетного анализа. Ее автор с 1995 по 2000 годы в качестве специального корреспондента газеты «Щит и меч» и журнала «Милиция» много раз выезжал в Чечню и Дагестан, участвовал в боевых операциях Специального отряда быстрого реагирования МВД России. За бои в Грозном в марте 1996 года он был награжден орденом Мужества. Впечатления от увиденного и лично пережитого в «горячих» этих командировках, общение с самыми различными людьми в зоне боевых действий и легли в основу очерков, заметок, зарисовок, составивших рецензируемую книгу.

Автор освещает события в основном 1994-1997 годов (хотя есть эпизоды, относящиеся и к более позднему времени). Это вполне понятно: нужна хоть какая-то дистанция для осмысления. Да и период сей в растянувшейся на годы «чеченской кампании», пожалуй, самый сложный и не проясненный.

Прежде всего, В. Носков стремится разобраться, в чем суть чеченской трагедии, почему она стала возможной и где ее корни. Он отталкивается от мысли православного Катехизиса, что «зло — неправильно понятая свобода и неверно направленная воля». Применительно к Чечне ее можно истолковать так: люди злой воли — корыстные политики, авантюристы, преступники и т.д. — взялись бессовестно эксплуатировать свободолюбие чеченского народа. Как в самой Чечне, так и за ее пределами. Хотя, по убеждению автора книги, одно тесно связано с другим и, если оглянуться в прошлое, было связано всегда.

«...недоброжелатели России (в данном случае чеченцы — А.Г.) язычески, как Богу, поклонялись свободе, на самом деле оставаясь вассалами крупных, враждебных нам, государств, использующих малые народы в личных стратегических целях, — напоминает В. Носков и задается вопросом: — Разве в конце XX века такое не происходит в Чечне?»

То, что именно «такое» и происходит, автор подтверждает, обращаясь к богатому документальному и фактическому материалу, а также прибегая к многочисленным историческим параллелям и ретроспекциям (исторический фон книги вообще, надо сказать, весьма насыщен). Подтверждает, в частности, что в Чечне «кроваво столкнулись интересы мировой политики, закулисная возня Востока, Запада, России», что «банды Радуева и Хаттаба нацелены на войну за вытеснение России с Кавказа» и что чеченские войны в основе своей — это мафиозная экспансия с идеей мусульманской фундаменталистской конфедерации от Каспия до Черного моря«.

Весьма красноречивым свидетельством намерений мусульманского «передела мира» являются приводимые в книге «Любите нас, пока мы живы» тексты листовок, гулявших по Дагестану перед второй чеченской войной:

«...Моджахеды Кавказа объявляют о начале освобождения земли Кавказа от власти русских оккупантов — палачей народов. Кавказ должен быть свободной Великой Державой, которой Россия должна платить налоги...»

Полемизируя с журналистами ряда СМИ, объявлявших Дудаева с его сподвижниками чуть ли не борцами за народное дело, В. Носков высвечивает истинные цели чеченских лидеров и убедительно доказывает, что чеченский конфликт ничего общего с национально-освободительным движением и борьбой против притеснений веры не имеет, что война эта не освободительная, не религиозная, а сугубо криминальная, или, как называет ее нынешний глава Чечни Кадыров, — «коммерческая». (Сам автор выражается по сему поводу жестче и определеннее: «Чечня омафиозила всю Россию. Мафия свела свой народ с ума»). Хотя Дудаев и те, кто за ним стоял, педалировали именно национальные (а вернее националистические) и религиозные (в самом ортодоксальном их варианте) чувства чеченского народа, будоража в нем историческую память и направляя ее в нужное им русло.

Так, дудаевская пропаганда постоянно эксплуатировала «только месть за людские потери Чечни от кавказских войн и сталинского выселения», умело пользуясь тем, что дистанцию между прошлым и настоящим чеченцы чувствуют плохо, что «для чеченца XIX век — это было вчера». «Историческая память чеченца — опасная тропка к малодоступной горной вершине» эфемерной абсолютной свободы, — замечает автор. Куда тропка эта, в итоге, завела, мы сегодня видим.

Да и не могла не завести, если поводыри чеченского народа руководствовались волчьей моралью и даже в качестве государственного символа своей республики, «национального знака» взяли волка — скрытного, потаенного, предательски коварного хищника, отбирающего то, что ему не принадлежит, и любящего убить больше, чем он может съесть. (Недаром волк был древнеязыческим тотемом). И совершенно прав В. Носков, когда говорит, «что несчастные люди те, кто живет под таким символом. Решиться на такой государственный флаг означало избрать для своей страны одиночество... Небывалое горе, когда на знамени народа — волк... Избрать его своим символом могли только ослепленные люди...»

Каковыми, собственно, чеченцы и оказались. Ослепленные жаждой безграничной власти и денег чеченские лидеры ослепили свой народ, подняли его на войну, заставили простых чеченцев стрелять в таких же рядовых россиян с мыслью, что они совершают подвиги.

Да и как было не ослепнуть, если, как пишет В. Носков, «огромные деньги брошены там на возбуждение ненависти, а не на поиски истины в себе. Ведь при Дудаеве чеченский народ воспитывался в абсолютном самолюбовании и на чувстве личной безгрешности. Его вели волчьей тропой в поисках легкой добычи».

Внушалось чуть ли не расовое превосходство, что отразилось в первую очередь на русском населении Чечни, которое испытывало по отношению к себе самый настоящий геноцид: «У русских можно было отнять все, что приглянулось вооруженному боевику: жизнь, дочь, жену...». И примеров, подтверждающих это, читатель в книге В. Носкова найдет немало. В то же время, отмечает автор, «сотни обращений русскоязычного населения в российскую Комиссию по правам человека, западные миротворческие организации оставались без ответа.

Невольно встает вопрос: почему же Россия терпела такой бандитизм? Почему она вообще долгое время так странно строила свои отношения с Чечней, позволяя ей вытворять то, что никакому другому субъекту федерации не позволила бы?

Отчасти потому, считает автор книги, что Россия в то время вела откровенно прозападническую политику и пуще глаза боялась, как бы Запад на нее не прогневался да мировое сообщество не осерчало, не погрозило бы пальцем: не обижайте, мол, маленьких!..

Впрочем, оглядка на Запад до сих пор тормозит решение чеченской проблемы. Даже тогда, когда чеченский бандитизм и терроризм, сбросив маски, явил себя во всей красе, «мировое сообщество, — по образному замечанию В. Носкова, — бдительно следило за тем, чтобы охотники не обидели режущих все живое волков, ведь по плану мероприятий их, волков, вроде бы уже и нет и якобы это сами охотники от скуки постреливают друг в друга».

Следствием такого вот традиционного отношения к России как к потенциальному врагу, которого надо ослабить, стреножить, поставить на колени любой ценой, и политических игр вокруг и внутри нее, стали как крупные просчеты в ведении «чеченских кампаний», так и несоразмерные их жертвы.

Прозападничество российских политиков середины 90-х годов заставило Россию стать обороняющейся стороной по отношению к собственному субъекту федерации и привело к парадоксальной ситуации, когда объявившая себя независимой Чечня продолжала в качестве формальной части России требовать на свои нужды российские деньги, пользоваться российскими энергоносителями и т.д.

«Почему мы так нетребовательны? — задается вопросом В. Носков и, приводя многочисленные факты, подводит читателей к мысли, что бандитскую Чечню, к прискорбию, вздрагивая от грозных международных окриков в свой адрес, собственными попустительством и нерешительностью (в то время как «чеченские формирования считаются только с силой») взрастила сама Россия. Скорее всего, и чеченских войн не было бы вовсе, если б Россия изначально повела себя по-другому. Причем не только по отношению к самой Чечне, которая, пользуясь безнаказанностью и вседозволенностью, все глубже опускалась «в трясину уголовного беспредела», но и тех зарубежных спецслужб, которые ангажировали ее «на активные экстремистские действия против России».

Руководство страны и большая часть российских политиков долгое время не могли (или боялись) поверить, что маленькая Чечня вышла «на тропу войны» с великой Россией. А отсюда и упорное нежелание признаться себе и другим, что в Чечне идет самая настоящая — партизанская и контрпартизанская — война. В результате же, пишет В. Носков, «армия и внутренние войска, милицейские подразделения России стали заложниками политического решения о классификации боевых действий в Чечне как конфликта низкой интенсивности, за чем последовало противодействие ограниченными средствами. Дескать, воюем-то со своим народом. Но, — подчеркивает автор книги, — и в 1995 году мы воевали с террористическим преступным интернационалом, к 1999 году набравшим в Чечне страшную силу, идеологией которой была дикая ненависть к России».

Последствия такого «политического решения» оказались весьма печальными, во многом трагическими... И прежде всего потому, что российским воинам любыми способами и мерами не давали воевать в полную силу (а это, кстати, одна из главных причин и затянутости конфликта, и многочисленных жертв). Мы, к примеру, узнаем из книги, что российским солдатам долгое время разрешалось открывать огонь «только по явно атакующему тебя противнику. Поэтому за боевиками всегда право первого выстрела». И они во всю пользовались этим правом, обстреливая федеральные силы не только из естественных укрытий, но нередко и из «заселенных пятиэтажек».

Но еще хуже, когда в разгар успешно начавшейся операции вдруг отдавался приказ о ее прекращении или отступлении, когда по указанию сверху позволяли спокойно уйти окруженным боевикам (а ведь сколько было подобного рода преступных приказов!).

В книге есть эпизод об одном генерале, который приехал в Чечню отличиться. «Он и отличился. Приказал снять блокпосты, отменил пропускной режим. В Гудермес бандиты входили без оружия, поодиночке, оружие у них было на сохранении в городе. Генерал пропьянствовал четыре дня. Таким образом, он участвовал в неком миролюбивом процессе, а окна в месте его ночевки были закрыты бронежилетами, которые он забрал у омоновцев».

Мешали российским воинам сражаться с бандитами в полную силу и так называемые «переговорные процессы», которые были часто ножами в спину для федералов и палочкой-выручалочкой для боевиков.

И вообще, с горечью констатирует В. Носков, «если у чеченцев в их борьбе развязаны руки, то российским военным политиками навязана ирреальная линия поведения, которую один из мудрецов-солдат сформулировал так: «В любой войне командир думает, как бы уничтожить противника, а здесь, в Чечне, большие начальники думают, как бы сохранить противнику жизнь».

Размышляя о том, почему в 1995-1997 годы в войне с Чечней Россия выглядела так иной раз бледно, автор книги «Любите нас, пока мы живы» обращает читательское внимание на следующий момент: «Готовясь к выходу из состава России, Дудаев создал по-современному вооруженную, обученную армию. Россия, словно пребывая в плену баптистских религиозных идей, воспитывала отвращение к оружию. Дудаев же совершенствовал молодежную военно-спортивную подготовку. Россия безалаберно разоружалась, как мог себе позволить только душевнобольной, а дудаевская Ичкерия... всю свою жизнь подчинила будущей войне».

Сюда же следует добавить огромное количество оставленного советской армией после ее ухода из Чечни оружия и военного снаряжения и то обстоятельство, что многие боевики в свое время были советскими офицерами, заканчивали советские военные училища. А потому ничего удивительного в том, что «прирожденные воины» чеченцы воевали не только храбро, но и грамотно, автор книги не видит.

Куда удивительнее, хотя и вполне логично в свете избранной московскими политиками позиции, что профессиональной по существу чеченской армии, усиленной иностранными наемниками и отпетыми уголовниками, нередко противостояли необученные, необстрелянные, полуголодные восемнадцати-девятнадцатилетние мальчишки.

Не легче приходилось и элитным подразделениям. «Если коснуться даже самого малого — экипировки элитных подразделений МО, МВД РФ, — отмечает автор, — то и она, на удивление, резко уступает снаряжению дудаевских спецназов». Да что снаряжение, если «в Чечне даже спецназ (российский, имеется в виду — А.Г.) питается чуть лучше собак»! И вообще российские воины вынуждены воевать там «в условиях, которые не вынести ни одному западному военнослужащему».

Что это за условия, можно представить себе хотя бы по такой вот детали картины боя собровцев с радуевскими террористами под Первомайском, куда их, специалистов определенного профиля, бросили как обычных пехотинцев:

«Двое с половиной суток... провели на январском морозе, то, забываясь коротким сном, то участвуя в ночных перестрелках и снайперских дуэлях... Двое с половиной суток упорных боев на стылой земле, когда один сухой паек на троих, нет чистой воды, раненые... А потом по ним ударили... свои вертолеты. Ошиблась родная артиллерия: снаряд разорвался в пяти метрах от делящих одну бутылку водки на пятерых, горлышко которой начисто срезал осколок».

И еще одна немаловажная вещь. Российским воинам приходилось испытывать постоянное сильнейшее психологическое давление. На фоне же плохого снабжения, бездарного руководства генералитета, ведомственных нестыковок, закулисных политических игр, оно оказывалось вдвойне мощным. В книге В. Носкова можно встретить немало ярких деталей развязанной чеченцами психологической войны.

Так, например, выходя из своих машин к омоновцам для проверки на блокпостах, водители сначала демонстративно, в знак презрения, плюют себе под ноги и лишь потом разговаривают. А уж сколько разных угроз от боевиков по радиосвязи слышат в свой адрес российские солдаты, сколько обещаний отрезать им головы, вспороть животы!..

Не лучшим образом действовал на психику и ритуально-мистический танец чеченцев «Зикр», который они, настраивая себя, исполняли перед каждым боем. «Потом, продолжая ритмично бить в ладоши, быстрой извивающейся змеей они выдвигались к высоте, а атаковали ее уже бешено воющими волками».

Или вот такая пронзительная, говорящая за себя деталь. Захваченного российского военнослужащего накачивают болеутоляющим, перетягивают жгутами руки и ноги, а затем отрубают их и выставляют обрубок (с садистским юмором чеченцы называют его «русский самовар») «перед своими позициями как прокламацию», как устрашающее жестокое назидание.

Естественно, что многие спецназовцы (особенно разведчики) носили при себе гранату, полагая, что «лучше самоликвидироваться», чем терпеть в плену адские муки и унижения.

Относясь достаточно критически ко многому, что происходило в последнее пятилетие минувшего века в Чечне, В. Носков, в то же время, с чувством глубокого уважения, признательности, сострадания, а часто восхищения и даже преклонения, относится к тем, кто делает черную и главную работу на войне, — к их храбрости, мужеству, стойкости, самоотверженности, профессионализму, благодаря которым, несмотря на бешеное сопротивление, чеченскому волку все-таки дан был укорот.

Целый ряд отдельных очерков и зарисовок посвящено им, героям нынешних чеченских войн: собровцам, спецназовцам, солдатам и офицерам внутренних войск, десантникам, казакам, простым милиционерам... Перед лицом смертельной опасности они показывали и доказывали (нередко ценой собственной жизни), что есть еще в России люди, способные защищать Родину и давать отпор врагу. Верность воинскому долгу, присяге и обостренное чувство ответственности движет их поступками. Ах, если бы хоть чуточку походили на них некоторые наши политические и государственные деятели! И трудно тут не согласиться с горькой репликой автора — действительно, «правительство России должно быть достойно своих бойцов».

Хотя, как известно, по поводу чеченских войн и их жертв у ряда шибко «демократически» настроенных политиков (бывший правозащитник С. Ковалев тому красноречивый пример) и их обслуживающих журналистов существовала и другая точка зрения: и продолжение войны с целью восстановить целостность страны, и порядок, и ее жертвы априори признавались бесцельными и бессмысленными.

В. Носков такую позицию категорически не приемлет («...мы никогда не назовем погибших в Чечне бессмысленными военными потерями»). Рассказывая о подвиге трех кизлярских милиционеров, которые первыми стали на пути радуевских боевиков, он говорит: «Кто-то должен был остановить чеченский пир вседозволенности, покарать распоясавшихся бандитов». Или вот, спрашивается, за что отдал свою жизнь молодой стрелок кизлярского ВОХРа, охранявший в те же дни мост через реку? Он закончил смену и мог бы спокойно уйти домой. Но он вступил в бой и не позволил бандитам выполнить свою боевую задачу. Что двигало им? «Выросший на Кавказе, он знал, что безнаказанность плодит все новые преступления. Чтобы они не множились, он, как и три кизлярских милиционера, отдал свою жизнь». И «святой, ранний и мученический» «венец их смерти», убежден писатель, есть «пример незабвенного героизма».

Увы, но Родина, интересы которой отстаивают герои чеченских войн, не спешит воздать им должное, в лице своих равнодушных и черствых чиновников не торопится прийти им на помощь и позаботиться о достойном их будущем. И об этом В. Носков тоже пишет в своей книге.

Книга «Любите нас, пока мы живы» — о войне. Но рассказывает она не только о бойцах различных силовых структур, непосредственно противостоящих боевикам. В поле зрения автора люди разных социальных слоев, профессий, общественного положения, вероисповедания и т.д., волею судьбы втянутых в огненную воронку чеченского конфликта. Здесь и военные врачи, спасающие жизнь раненным воинам в сложнейших полевых условиях, и православные священники, испытавшие после гибели их храма чеченский плен, и российские матери «с портретами пропавших без вести сыновей», стоящие вдоль дорог, по которым идет военная техника, и передвижная медицинская лаборатория, офицеры которой занимаются опознанием тел погибших, и чеченский врач, взявшийся на поле боя оказывать помощь бойцу, сраженному снайперской пулей боевиков, и две чеченские девушки, под огнем перестрелки пробравшиеся на блокпост, чтобы сообщить, что неподалеку лежит истекающий кровью российский спецназовец... Все это — тоже необходимые штрихи объемистого документального полотна о Чечне, созданного В. Носковым, без которых оно, безусловно, было бы куда менее полным, точным и выразительным.

Последние два эпизода (о чеченском враче и девушках-чеченках) говорят, кстати, о том, что автор вовсе не отождествляет весь чеченский народ с бандитами и террористами. Напротив, он обращает наше внимание на то, что «в Чечне быстро усваиваешь, что она разделена на два стана» и что здравомыслящих, настроенных против воцарившегося режима чеченцев тоже очень немало.

«Любите нас, пока мы живы» — книга по жанру документальная, но назвать ее можно было бы и документально-художественной, поскольку есть в ней немало чисто художественных деталей, образов, языковых оборотов и даже целых эпизодов. Таких, например, как зарисовка о русском подростке (его отца убили, мать стала заложницей бандита), взорвавшем схрон с оружием и боеприпасами накануне крупной операции боевиков («Взрыв на Тереке»), которую можно считать вполне самодостаточной новеллой.

Впечатляющие, зримые в своих точных, выпуклых, колоритных деталях репортажи, очерки, зарисовки В. Носкова не оставляют читателя равнодушным еще и потому, что они пронизаны душевностью и острой сердечной болью. «Я болен войной. Она в каждой клеточке моего тела. Я отравлен ею», — признается В. Носков, и вслед за ним это же самое могли повторить многие его персонажи. Но именно эта боль и помогла автору создать предельно честную, правдивую, глубоко искреннюю книгу о чеченской трагедии, изувечившей судьбы многих россиян.

Григорий АРАБЕСКИН

Арабескин, Г. Пламя и тьма «Необъявленной войны» [Электронный ресурс] / Г. Арабескин // Режим доступа: http://kultura.kurganobl.ru/3612.html. — Загл. с экраена. — (Дата обращения: 16.08.2017).

cbs-kurgan.com

Носков, Виталий Николаевич - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Носков.

Виталий Николаевич Носков (род. 1 августа 1950, Курган) — русский писатель и журналист, военный корреспондент. Секретарь правления Союза писателей России. Живёт в Москве с 1976 года.

Биография[ | ]

Виталий Николаевич Носков родился 1 августа 1950 года в семье железнодорожника в городе Кургане Курганской области, РСФСР СССР.

  • В 1968 году окончил курганскую среднюю школу № 30. Учился в Курганском педагогическом институте, участвовал в археологических экспедициях, где сильно простудился, после чего взял академический отпуск, а позже совсем оставил учебу.
  • В 1971—1972 годах работал младшим литературным сотрудником в Курганской областной газете «Молодой ленинец»[1], затем — литературным консультантом в Курганской областной писательской организации. Проработав корреспондентом в газете, он уехал в столицу в 1976 году, где поступил в Литературный институт имени А. М. Горького.
  • В 1981 году окончил Литературный институт им. А. М. Горького, отделение прозы (семинар М. П. Лобанова).
  • Был тренером по самбо.
  • Активно участвовал в возрождении Далматовского Свято-Успенского мужского монастыря.
  • В 1991 году принят в Союз писателей России, состоит на учёте в Курганской областной писательской организации.
  • С 1993 по 2000 год обозреватель газеты МВД РФ «», обозреватель журнала «Милиция» МВД России. Находился в длительных командировках в Приднестровье, Чечне и Дагестане. Участвовал в спецоперациях в составе СОБР — Кизляр-Первомайское, мартовские бои в Грозном 1996-го года, операции по освобождению военнопленных[2].
  • Консультант Ассоциации ветеранов спецназа «Русь».

Награды[ | ]

  • Орден Мужества (1996)
  • СОБРовский крест «За заслуги»
  • Терский казачий крест имени генерала Ермолова
  • медаль «Участник боевых действий на Кавказе»
  • медаль ВДВ «За службу на Северном Кавказе»
  • памятный знак «Спецоперация г. Кизляр-с. Первомайское 09-18.01.96 г.»
  • медаль Курганской епархии Русской православной церкви в честь святого преподобного Далмата Исетского

Премии[ | ]

  • Лауреат премии Союза журналистов России и ВООПиК России (1990)
  • Лауреат Всероссийского конкурса на военно-патриотическую тему Росвоенцентра при Правительстве РФ (1998)
  • Дважды лауреат премии МВД России за лучшее произведение литературы и искусства (1999, 2003)
  • Лауреат Всероссийского конкурса «Новая книга России — 2001» в номинации «Публицистика» Союза писателей России, Литературного фонда России (2001)
  • Лауреат всероссийской литературной премии «Сталинград» Союза писателей России, Администрации Волгоградской области (2001)
  • Лауреат премии в области литературы Администрации Курганской области (2002)
  • Документальный фильм кинорежиссёра Сергея Роженцева «Миротворцы», созданный по книге Виталия Носкова «Любите нас, пока мы живы», был удостоен Гран-при на ХI Международном кинофестивале славянских, православных народов «Золотой Витязь».

Творчество[ | ]

В первых книгах, изданных под псевдонимом Виталий Трубин, намечен собирательный портрет поколения рубежа 1960—70-х годов.

В центре его очерков и рассказов, созданных после начала войны в Чечне, описан героизм военнослужащих Вооружённых Сил Российской Федерации и сотрудников специальных подразделений министерства внутренних дел РФ.

Проза Виталия Носкова публиковалась в журнале «Урал», еженедельнике «Литературная Россия» и многих других центральных изданиях.

Автор книг:

  • Трубин В. Дорога домой. — М.: Мол. гвардия, 1985. — 79 с. — (Библиотека журнала ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» ; 10 (169)).
  • Трубин В. Теплое крыльцо. — Челябинск: Юж.-Урал. кн. изд-во, 1987. — 173 с. — 15 000 экз.[3]
  • Носков В. Н. Любите нас, пока мы живы. — Новосибирск: РИФ-плюс, 2000. — 303 с. — ISBN 5-85298-080-3.
  • Носков В. Н. Любите нас, пока мы живы. — Новосибирск: РИФ-плюс, 2001. — 336 с. — ISBN 5-94520-001-8.
  • Мы живы, пока нас помнят: книга памяти / Сост. В. Н. Носков. — 2-е изд. — М.: Деловая лига, 2004. — 479 с. — ISBN 5-87247-324-9.
  • Носков В. Н. Спецназ. Любите нас, пока мы живы. — М.: АСТ-Астрель, 2007. — 542 с. — ISBN 5-17-042900-2.
  • Мученики Кавказкие. Иерей Анатолий Чистоусов и протоиерей Петр Сухоносов / А. К. Горшков, В. П. Низов, В. Н. Носков. — М.: Альди - Принт, 2014. — 336 с. — 15 000 экз. — ISBN 978-5-918-00004-9.
  • Носков В. Н. Пасха под Гудермесом. — М.: Вече, 2017.

По книге «Любите нас, пока мы живы» создан документальный фильм «Миротворцы».

Консультант документальных фильмов «Живи и веруй», «По следам генерала Ермолова».

Семья[ | ]

  • Отец Николай Денисович Носков — железнодорожник
  • Мать Нина Николаевна Носкова - инженерно-технический работник
  • Сын Николай
  • Жена Елена Николаевна — издатель, писатель

Примечания[ | ]

encyclopaedia.bid

. »

, -, , 1994 1995 , , , . «?» - . - , , . , -, , , , ...

I.

« . : , , . (, , ). , , . , - . .

, . ... 1992 , - , «» -, : , - -2 ( ), , : , . , ...

1993 : « , ? ! ». . ...

1994 1995 . : « , , ». .

« ?» - . , , , . , , , , , - - .

1994 . - , , . , .

20- . , , . , , 25 : . .

, , , . «» , .

25 1994 - - - . . 20 «» «». , : «! !» - « , , - . - . ». , , - .

, 26 . , . , . , , , «» , . , . : . : . . . , : , . , . , , - . . . , , , , . , -... .

- . . . - , . ... ? .

, , «». , , , , . , - , - «». , - ... .

- .

. . . . , , , .

27 , . , , , , , . , , , , - , . , , , . - «». . , , - , - . . . - . . - . - . - , . « ?» - . «, », - . : « ? ?» - «, - . - ». : « ?» - , . . , , , . « ?» - «. ».

. , . , .

- . . , , , . , , .

, , ...

, - , . , . , , . , . .

. . , 600 , . - . . , 1995 , , . . .

, 28 1994 , «» , «» 20 . - , , - , . , 1994-1995 , , . , .

, . . . . .

29 1994 . , , . - , - . : , , , . . , , . : , , , , -, .

, . - - . , , , , . - . . .

30 - . -2 . , . , - . , , , -2 , - - . , : , . . -2, . , , , .

, , , , 5,45 . , , . - 30 - . , .

, -, , . , , . : , ... : . . : .

, . -, , , - , . . , , . 30 ... , ... , ... . , , , . , . . . . . . . . .

. . , , . , . . . , , . . . , - . . : « ?!» - : « ! ! , . . ». 

- , , , ?

- . . : ? !

, , , , . . . , .

. . , . . . . , , , , .

. 30- , , , .

. 30- 31 . : , - . : , , , . : « ?» - , , : «». - « , - ?» - «, , , - . . , ».

: - , -. , , , , , , .

... , . . - . . : , , , - , . - , . , , . , -, . , -2.

, -. : , - , . . . . : . , . , . 10-12 , . , . , , - : . , . . «», , . . : . , «» «» - . , , . - . , , . , , , . , . . .

- , , . , . - , , . , . - - -72, . . , , , , . , - . , , . - , , , 1941-1945 , . , , , . . - , . , , . -, , , , , . ... , , , , , . , , . . . , , , . . - . , , , , .

, . . , , . - . , . . , ... . , , , . . . , , , , . , «, ». , . . . . , . , , . . .

, 1995 . , . - , ...

II.

- , , - «» , «» - -. , , . ...

, , . , - - . . , . . , : « ». « » - . , , . , , , . , . ? 12 . - , . - .

... . . - . . . . , , . : «, , »... , . .

. , ... , . , . . . . , , , . . . . , : « ... . !» -80. . , . . . . .

- . . , . . , , . , . . . , , -. . , . , , . . . , . . . , , , - . , . . , , - . , , , . - . ? . - . , «» , .

- -2. . , . . , , . ... , , . , , . , , . , , , , , . , . . . , . . , . , , . : « ... ?» - : « . . , ... , , , , . !». : « ? ! ! ». . . . . - ! , . , . . . - . , . . , . , , , . . . ... . . . . , , . .

, , - - , . . . . . . . . , . . , , , , -, , , , , - , , . , , . ... : «, !». . - , , , . : « !» - «?» - . «». : « ». : « ?!». : « . ». . . : « . - . - !». , . 5-7-. , , . : «... , ». . , , . - , , , «» , . : « ! !». . . , . . - . , . - . . - , . . . , . . .

-. , , , , . , . , , , . , , . . . , . . . , ... , , , , ...

. , , , . . ... . , , : « , , . ...» 31 1994 1995 . - . . . - . .

. , . , . . , . ! . . , . . .

III.

. . , , . . . - , . . . - , . , , - .

, . , . , , . , , , . . , - . .

, . , , . : « ». - , . , , . , . . , , ... . , . . , : « , »...

. , , , , , , .

1- . - . , . , . . . .

- . . . . . - , . . . .

, , !

-, , , , . , . , . «, - , - . ! ! , . , ...».

. , , . , , . ? . ...

. : - . . , , , . ...

. . . , , , . ... , . : , , , .

, , , . , .

, . . 3- 1995 . .

IV.

, . --. , , .

. , . . . . , , . . . . : «! ».

. , . . . . , . , ... , . , ... , , : , ... . . . ... , ... . . , . - , .

-, , - « », - . , . , . . . , . , , , .

, , « » , , , , , - . . : «... , . , ».

- - . , ( ) . , , , , , . - , - « », .

- ? , . , , . . . , , - . , , . , . . . ? ! . , , , , , , , , , , , ... . ... - , , . . ? ?

... , , , , ? . . , , -, , : ?

. , . , , , . , ... - ? . ... , , . , - , , , ...

, , 2 . , . « ?» - . « , , , , , , , . . , , . . . ... - - . , «».

, . , , , , , , 1995-, - : «». , .

...».

- . , , , . , . , , - ... , - , .

, , , . . , : « », - , , . , , . - , .

pravoslav-voin.info


Смотрите также